19 ноября 2017 г.

Полный текст статьи

СТЕНОГРАММА ЗАСЕДАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОГО КЛУБА ПАРТИИ «ЕДИНАЯ РОССИЯ» ПО ТЕМЕ: «ВОЗВРАЩЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ»

                Печать      Добавить в избранное     Отслеживать     Связаться с автором

Опубликовал: editor   31.10.2010 0:15:43   Источник: ГПК партии «Единая Россия»   Просмотров: 8334    3    0  
Теги:
Краткое описание:
  С Т Е Н О Г Р А М М А заседания Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» по теме: «Возвращение исторических названий». Государственная Дума Российской Федерации, 7 июля 2010 года. 14.00

СТЕНОГРАММА ЗАСЕДАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОГО КЛУБА ПАРТИИ «ЕДИНАЯ РОССИЯ» ПО ТЕМЕ: «ВОЗВРАЩЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ»

 

 
 
 
С Т Е Н О Г Р А М М А
заседания Государственно-патриотического клуба
партии «Единая Россия» по теме:
«Возвращение исторических названий»
 
 
Государственная Дума Российской Федерации
Охотный ряд, дом 1
7 июля 2010 года. 14.00
 
 
 
         Председательствует Г.П. Ивлиев.
 
 
Яровая И.А. Уважаемые коллеги, добрый день. Тема, которую мы сегодня вынесли на рассмотрение Государственно-патриотического клуба, на наш взгляд, очень логично укладывается и в концепцию консервативной идеологии, и вообще в основные направления деятельности нашего Клуба. Несомненно, что исторические названия связаны с культурой, с традицией, с историей нашей страны. Но несомненно также и другое, что сегодня есть действующее законодательство, в соответствии с которым принятие каких бы то ни было решений, связанных с наименованием, должно отражать волеизъявление, позицию людей, настроение, ментальность, отношение. Это чрезвычайно деликатный и важный аспект.
И сегодня в формате обсуждения нашего Клуба речь не идет о навязывании, речь не идет о насаждении какой-то точки зрения. Речь идет о том, что сегодня в рамках гражданского общества, в рамках той большой активной деятельности, которая осуществляется на уровне фактически всех городов и поселков, несомненно, у каждого человека есть свое отношение к названию той улицы, на которой он живет, и даже к названию города и региона.
Поэтому сегодня очень закономерно, что обсуждение наше проходит именно в стенах Государственной Думы и на площадке, которая представлена сокоординатором клуба Григорием Петровичем Ивлиевым, председателем нашего профильного Комитета по культуре, потому что где, как не на этой площадке обсуждать вопросы, связанные с культурой и с нашей исторической традицией.
Я бы хотела просто ограничиться кратким вступительным и приветственным словом для того, чтобы предоставить возможность Григорию Петровичу, который очень глубоко вошел в рассмотрение этой тематики, обсудить вместе с вами, услышать вашу точку зрения, ваши предложения и, может быть, даже определить некий алгоритм действий, который был бы полезен и интересен обществу, и который бы логично укладывался в деятельность органов местного самоуправления и региональной власти в Российской Федерации. Григорий Петрович, вам бразды правления.
         Ивлиев Г.П. Я думаю, что мы вместе с Владимиром Ростиславовичем Мединским будем осуществлять это правление на сегодняшнем заседании, инициатива именно депутата Мединского была провести такое собрание. И, конечно, мы обязаны были его провести, потому что вопрос о возвращении имен – это не вопрос к 65-летию Победы, когда он вдруг почему-то высыпает так остро, когда по нему высказываются все, и все считают важным его решить. Это вопрос не праздника, это вопрос повседневной жизни и повседневной культуры, к которой мы должны постоянно обращаться. И вопрос, который посеян так глубоко, что корни этого разлада будут с нами еще многие годы, и нам нужно настраиваться именно на такой характер работы.
Именно поэтому мы хотим провести это сейчас с тем, чтобы поддержать тех общественных деятелей, которые занимаются вопросом переименования, возвращения имен уже многие годы, и будут продолжать этим заниматься.
Здесь много аспектов, но самое главное, наверное, для нас основание ставить вопрос о возвращении имен – это обращение к сохранению нашей культуры. В топонимике в наименованиях, в фамилиях, в именах кроются очень большие культурные смыслы, и чем больше мы пытаемся их сохранить, чем дальше мы заглядываем в прошлое, как говорил Дмитрий Сергеевич Лихачев, тем больше нам понятна наша дорога в будущее. Именно поэтому даже методологически правильно возвращаться к историческим именам, наименованиям так глубоко, как только мы можем проникнуть. И в этой связи, конечно, мы должны смотреть на все наименования улиц, городов, поселков, станций железнодорожных, метро и многих других объектов во всей исторической глубине. Вот эта культура как память человечества должна быть принципом, которым мы руководствуемся во всех вопросах и во всех случаях принятия решения.
При этом, конечно же, однозначная позиция должна заключаться в том, что имена деятелей государства, политических деятелей, которые оцениваются обществом неоднозначно, которые вносят и будут продолжать вносить разъединение в общество, это не те имена, которые подлежат увековечиванию и которые мы должны сохранять. Память человечества устроена таким образом, что заслуживают этого только те имена, те лица, которые дают способность обществу к развитию. Когда же нам начинают объяснять, что Сталин, Свердлов и многие другие – это имена достойные, то нравственное чувство каждого человека восстает против этого. Ну не может человек, с именем которого связаны убийства, быть достойным того, чтобы мы увековечивали эту память. Причем дискуссии по поводу увековечивания показывают, что это не так безобидно. И мы видим, как после дискуссии о памятнике Дзержинского или Площади Дзержинского встают молодые люди и начинают говорить: правильно убивали, и мы пойдем убивать. В конечном итоге формируется сознание того, что эта деятельность уважаемая, поощряемая и возможная в жизни. Именно поэтому такие наименования из нашей жизни должны уйти.
         В нашей жизни происходило и много волюнтаристского, когда присваивались имена великих писателей повсеместно или поэтов, деятелей культуры, перед которыми мы все благоговеем. Но когда в каждом городе исторические наименования заменены именем одного или двух писателей, то мы сужаем нашу историческую память. В этом зале мы торжественно отмечали юбилей Горького. Но это не значит, что все эти наименования правильны. Улицы дворянские, астраханские, которые были созданы нашими предками, заслуживают того, чтобы мы эту память сохранили даже в названиях, если мы подчас не можем сохранить сами эти прекрасные улицы, хотя это тоже подвигает нас их сохранять.
         И, конечно, у нас есть наименования, которые казались кому-то красивыми или приятными. Город Железнодорожный, в котором я живу, никто не называет Железнодорожным. Его называют Железкой, Желдором и как угодно. Наверное, лучше, чтобы это осталось станцией Обираловкой, хотя бы к Толстому тогда обращались с его историческими наименованиями. Но Желдор и Железка – это не то, что создает мне сейчас культурную среду для общения в городе, в котором живет более 100 тысяч людей, которые родом не из города Железнодорожного, а они проживают на Железке.
         Мы пригласили наших коллег из Свердловской области, из Екатеринбурга. Очень хотелось бы понять, как вообще наложение таких понятий происходит, как происходит это изменение, в чем здесь тенденция, чего от этого ждать. Приехав в Екатеринбург, я на каждой встрече путался, где нужно говорить Екатеринбург, где Свердловская область, где у нас памятник Свердлову, почему он так вольготно стоит в центре, и как это сочетается, когда напротив построили великолепный Храм на крови. Нам это нужно просто осознать, еще раз понять и транслировать это людям, потому что все это остается непонятным.
         И, конечно, главный мотив против возвращения – это материальные затраты, он должен быть учтен в нашей деятельности. Не просто мгновенно прийти на следующий день и все переименовать. Так процесс не будет идти. Постоянное обращение к этому. Меняют вывески на улице, делаются капитальные ремонты – давайте ставить вопросы и добиваться принятия этих решений. Часть вопросов будет связана с большими затратами. Но мы должны определить хотя бы сроки, направления. Десятилетия, возможно,  нужны для того, чтобы понять, что красивое слово Вятка может уйти из нашего обихода, из нашего понимания целого края. И мы видим, что противоречия, которые раздирают местные сообщества, не позволяют просто идти дальше, не позволяют обсуждать другие вопросы, связанные с развитием культуры и человека. Мы начинаем или продолжаем подчас эти бесплодные дискуссии, а что же должно быть в наименовании, когда мы уже должны перейти к вопросам: А что же должно быть в содержании? Как нам собрать этих жителей Вятки в культурное сообщество? Как им создать культурную среду, где бы они вели дискуссии на иные темы: о роли православия в собственной судьбе или о роли органного зала, который нужно там построить.
         Мы предлагаем вам эти вопросы обсудить.
         Петров Д.В. Уважаемые коллеги, я хотел бы сделать маленький доклад на тему стоимости возвращения. Я посмотрел презентационные материалы, которые были розданы участникам. Тут делается вывод о том, что совершенно понятно, что расходов будет немало на возвращение исторических наименований, поэтому я два аспекта затрону.
         Первый, юридический. Надо понимать правовую базу, федеральные законы, которые эти вопросы регулируют, понимать, действительно ли они возлагают на нас обязанность нести соответствующие расходы.
         Второй, практический. Я приведу пример из жизни Российских железных дорог, которые недавно через Премьер-министра страны вернули исторические названия шести железнодорожным станциями. Расскажу, как решался вопрос по стоимости возвращения этих шести станций. Самый главный вывод, который возник в фонде «Возвращение» по результатам исследования нормативной базы, в том, что ни один федеральный закон на самом деле не требует ни изменения свидетельства о праве собственности, ни изменения паспортов, ни изменений печатей, штампов, бланков и замены других, как правило, заявляемых оппонентами в вопросах возвращения исторических названий реквизитов.
         У нас есть три закона, который данный вопрос регулируют. Это Закон «О регистрации юридических лиц», Закон «О регистрации прав на недвижимое имущество» и Закон «О свободе передвижения граждан», в народе его называют законом о регистрации граждан. Ни в одном из данных законов нет такой обязанности.
         Мало того, в чем хитрость тех людей, которые заявляют, что нужно обязательно поменять паспорт, свидетельство о собственности, бланк, штамп. Они путают, и, мне кажется, иногда делают это намеренно, понятие изменения местонахождения объекта, физического лица, индивидуального предпринимателя, объекта недвижимости и изменения элемента адреса. Это разные вещи. Когда изменяется наименование улицы, место нахождения гражданина в квартире, место нахождения объекта недвижимости фактически не изменяется, они продолжают находиться там же. Федеральные законы, которые я назвал, требуют изменить соответствующие учетные государственные документы когда происходит фактическое изменение местонахождения объекта, физического лица, индивидуального предпринимателя, объекта недвижимости. Так вот, при изменении названия никакого фактического перемещения указанных лиц либо объектов не происходит, поэтому ни о каких обязательных юридических расходов на данные вопросы речи быть не может. То же самое, ни в одном нормативном акте, здесь я уже сошлюсь на новый закон – Федеральный закон «О наименованиях географических объектов» (это главный закон, который регулирует наименования),  в этом законе нет требования в какой-то срок изменять таблички на улицах, если изменяется улица. В этом законе нет требования изменять те же бланки, вывески, если изменяется наименование города.
         Другое дело, здесь я ухожу от юридического аспекта и перехожу к фактическому, что, конечно же, нецелесообразно на долгий период сохранять старые названия в табличках, в документах. Но как происходит и как происходило в начале 90-х массовое возвращение исторических названий? Любая табличка, любой бланк, любая печать в определенный период времени меняются. И сегодня мы улицу Советскую все равно заменим на новую табличку. Вопрос: на новой табличке в Петербурге будет написано «улица Советская», либо мы, пользуясь тем, что все равно замена таблички произойдет, эти деньги уже заложены в бюджет Петербурга, потратим на то, чтобы табличка звучала как «улица Рождественская», как она и называлась в течение более чем 200 лет?
         Поэтому, конечно, мы за то, чтобы максимальная экономия была. При желании эта экономия возможна, и мы можем до нуля сократить расходы на возвращение исторических названий.
         Конкретные примеры. Российские железные дороги, где я до недавних пор возглавлял департамент управления имуществом, и где мы вернули ряд исторических железнодорожных объектов исторические названия. Я сейчас для иллюстрация раздам пакеты документов по возвращению Премьер-министром страны в марте текущего года исторических названий шести станциям. Это три станции, содержащие слово «Горький» в названии, в Нижнем Новгороде они находятся, и три станции, содержащие слово «Свердловск» - «Свердловск-товарный», «Свердловск-пассажирский», «Свердловск-сортировочный», они у нас стали соответственно Екатеринбургами – товарными, пассажирскими и сортировочными.  
         Докладываю, как происходило у нас решение вопроса о стоимости возвращения данных шести станций. Перед тем, как направить вопрос в Правительство России с предложением вернуть названия данным шести станциям, мы запросили соответствующие железные дороги на предмет, сколько это стоит. Я схватился за голову и за сердце, когда получил только со Свердловской дороги информацию, что вернуть название трем станциям Свердловск стоит более 12 млн. рублей. Мы начали смотреть смету, и сердечная боль превратилась в истерический смех. 1 млн. 400 тыс. они просят на изменение программного обеспечения. Под программой понимается программа, в которой перечень названий станций. То есть, чтобы открыть программу, стереть слова «Свердловск» и набить вручную слово «Екатеринбург» - это 1 млн. 400 тыс. на две станции. Они так посчитали. Изготовление вывески вокзала «Екатеринбург» - 1 млн. 200 тыс. Установление неоновой подсветки вокзала – 3 млн. рублей. Замена информационных табло для пассажиров – 5 млн. 700 тыс. рублей. После этого я вызвал руководство дороги, провел с ними достаточно жесткую беседу,  объяснил, что мы не имеем в виду воспользоваться инициативой Москвы и потратить как можно больше денег центрального аппарата РЖД, а мы имеем в виду, что есть необходимость вернуть названия, и сделать это максимально экономично. После жесткой проработки цифра со стороны дороги снизилась до 163 тыс. рублей. Из этих 163 тыс. – 100 тыс. опять же изменение программы. Я начал выяснять, что за программа. Это бегущая строка, где названия меняются, и они в эту программу записывают голос диктора. Запись голоса и замену строки они оценили в 100 тыс.
         В результате этого мы провели с финансовым блоком РЖД совещание и обнаружили, что никаких юридических требований производить такие расходы у нас нет. Мало того, все это можно сделать в рамках их текущего бюджета, в котором предусмотрены расходы на печатание расписания раз в году, на периодическую замену табличек и т.д. В результате первым документом этого пакета вы видите обращение Владимира Ивановича Якунина, президента РЖД, в Федеральное агентство геодезии и картографии (это орган Правительства, ответственный за наименования), в котором в последнем пункте написано, что по оценке РЖД переименование указанных объектов не потребует дополнительных затрат, поскольку все необходимые мероприятия, связанные с переименованием, будут осуществляться в плановом режиме. То есть речь идет о том, что все равно рано или поздно мы напечатаем новое расписание, новые бланки, новые визитки, новые удостоверения, и придет в негодность табличка «Свердловск-пассажирский». Просто новые деньги нужно будет потратить на новые наименования.
         Мы считаем, что там можно сделать по большинству объектов.
         Теперь вопрос: откуда эти 12 миллионов? Железная дорога в чем права? Она хочет максимально решить свои текущие нужды, она хочет прекрасную неоновую подсветку вокзала, она хочет получить дополнительные деньги из Москвы на свои правильные текущие железнодорожные нужды. Она хочет удобства для пассажиров, и пытается воспользоваться инициативой центра по возвращению названий. Вот это маленькая попытка их защитить.
          А вот те, кто недобросовестно пользуется такого рода цифрами. Здесь я возвращаюсь к тому, что неоднократно Владимир Ростиславович Мединский говорил, ведь все эти наименования – бесплатная реклама за государственный, а иногда за ведомственный счет, для определенных политических сил. Например, конкретно для КПРФ, я буду прямым текстом говорить. По сути, за бюджетные деньги они получают рекламу, каждый раз она возобновляется, появляются новые таблички, которые дублируют названия советских лидеров, которые являются идеологами этой партии. Я понимаю, почему они пытаются в этом плане таким образом запугать общественность тем, что якобы расходы большие. Это те силы, которые заинтересованы доказывать, что нужно менять паспорта, что нужно менять свидетельства.
         Заканчивая свое выступление, скажу, что холодный и объективный юридический анализ законодательства и грамотный управленческий подход к этим расходам показывает, что никаких обязательных замен документ не должно быть и расходы можно свести практически к нулю.
         Ивлиев Г.П. Но, я так понимаю, что поезда до станции Екатеринбург и Нижний Новгород будут ходить, все равно относясь к Свердловской железной дороге.
         Поэтому я хотел бы попросить нашего гостя из Екатеринбурга рассказать, как же в Свердловской области живут и ездят по этим дорогам.
         Капустин А.А. Хочу сразу ответить на вопрос нашего уважаемого председателя, что не очень комфортно мы себя чувствуем, находясь в Екатеринбурге и живя в Свердловской области. Вы совершенно правы, что есть имена, которые не объединяют, а разделяют общество. И имя Свердлова одно из тех. Поэтому вопросы этот надо решать.
         В начале 90-х годов у нас была создана комиссия по переименованию. Она не являлась государственным образованием, это была общественная комиссия, куда входили все на тот момент имеющиеся слои общества. Это различные партии, их было тогда огромное количество, это и работники госвласти, и судебной власти, и СМИ. И режим был такой, что каждый желающий мог прийти на эту комиссию и высказать свое мнение. Вот это как раз были те общественные слушания по этому вопросу, которые нам нужны сейчас. К сожалению, в конце 90-х годов деятельность этой комиссии сама собой затухла, и на сегодняшний день ее нет. Но я считаю, то, что этот вопрос поставлен на заседании Государственно-патриотического клуба, может быть, это и стимулирует работу этой комиссии. Кстати, она не самораспустилась, она просто прекратила свою работу. поэтому надо просто возобновить этот процесс, и он пойдет.
         Что касается денег. Здесь уже коллега сказал, что тут очень много выдуманного в этих огромных цифрах, хотя затраты определенные нести надо. Но мы должны иметь в виду, что никакая сумма затрат не сопоставима с возможностью потери исторической памяти поколений. Поэтому на затраты идти надо. Ну а деньги? А вы вспомните хоть один период, когда в России было много денег. У нас всегда их не хватало. Я хорошо помню, когда в конце 90-х годов мы поставили перед собой задачу восстановления старинного административного православного центра Верхотурье. Сколько тогда было шума, воплей относительно того, что мы тратим десятки, сотни миллионов рублей на восстановление храмовых комплексов, дорог, жилья и т.д. Но мы делали свое дело. Дело сделали. Шум прекратился, но жить никому хуже от этого не стало. Потратили определенное количество средств, но мы получили очень большой плюс и в патриотическом воспитании людей, и просто в их жизни. Каждый рубль, каждая копейка, вложенная в восстановление исторической памяти, обернется сторицей.  
         Что касается моего предложения, оно не столько мое, это предложение нашего губернатора и правительства. Нужно восстанавливать, возобновлять деятельность комиссии и этот процесс двигать дальше.
         Ивлиев Г.П. Мы желаем вам успешной работы в этой комиссии, хотя такие перерывы в ее деятельности не очень понятны. Насколько осознали наши граждане, что им это нужно.
         Алекаев А.Н. Уважаемые коллеги, добрый день. Как многие из вас помнят, год назад на заседании Общественной палаты Комиссией по сохранению культурного и духовного наследия поднимался вопрос о памятнике государю Александру III в Санкт-Петербурге. И тогда после определенной дискуссии многие члены Общественной палаты, если не все, поддержали нашу инициативу.
         Я напомню суть вопроса. Для нас важно, чтобы наши мероприятия и наши инициативы, с одной стороны, были не очень затратными, а с другой стороны, имели максимальный эффект и не разделяли общество. Так вот мы все знаем, что прекрасный мировой шедевра Павла Трубецкого стоит в Санкт-Петербурге практически на голой земле за забором напротив Мраморного дворца. А в свое время последователь и соратник государя Александра III Витте вышел с инициативой об установке трех памятников Александру III: в Иркутске, во Владивостоке и в Санкт-Петербурге. Это знаменовало его труды по основанию великого железнодорожного сибирского пути. И эти инициативы были реализованы в двух городах: в Иркутске и в Санкт-Петербурге. Так получилось, что в Иркутске остался постамент от памятника, а в Санкт-Петербурге остался памятник. Его горожане во время Великой Отечественной войны спрятали, засыпали землей и сохранили для нас. В 2003 году РЖД выступили с инициативой, и памятник в Иркутске был восстановлен. На готовый оставшийся постамент был заново отлит по чертежам известным питерским скульптором и воссоздан памятник Александру III на высоком берегу Ангары-реки. В Санкт-Петербурге почему-то так получается, что памятник стоит, его никто не видит, это издевательство над этим памятником. Визитной карточкой Санкт-Петербурга считается памятник Фальконе Медный Всадник. Но в то же время всегда и памятник Александру III считался тоже визитной карточкой этого города. Так вот вопрос в том, может ли памятник Александру Ш занять свое исконное место? И также вопрос важный об этой площади. Она носила название Знаменская в честь храма, который там был в свое время. Один момент, который препятствует. На этой площади стоит обелиск, который называется «Городу-герою Ленинграду». По своим художественным качествам этот обелиск ничего особого не представляет, и его разбирать или демонтировать не надо, его можно просто перенести на другое место, например, на площадь победы, где во времена блокады было сожжено более полумиллиона горожан, умерших от голода и холода. Этот вопрос не требует больших финансовых затрат, но он восстановит историческую справедливость.
          Перед сегодняшним заседанием я поговорил с некоторыми экспертами, в частности с народным художником скульптором Владимиром Суровцевым. Был предварительный разговор с двоюродным племянником Павла Трубецкого – Александром, который сейчас проживает в Париже. Я думаю, что Александр Рукавишников тоже, наверное, скажет о том, что это на самом деле мировой шедевр. Я подготовил проект письма на имя Грызлова БВ. Предварительно вот эти люди готовы его подписать. Если можно, я вам его передам. Я думаю, эту инициативу нужно поддержать.
         Ивлиев Г.П. Конечно, это очень важно. Вы поставили вопрос о соотношении, иерархии памятников и наименований, который нам тоже следует решать. И решать в каждом отдельном случае очень обдуманно.
         Для меня совершенно очевидно было одно время, когда поднялось движение вернуть старый памятник Гоголю на место нового. И очень большая группа деятелей культуры стала к нам обращаться, и вроде бы вопрос вполне понятный и естественный – отдадим приоритет тому памятнику, созданному на народные деньги, а вот памятник советского правительства давайте переставим в другое место. И вдруг, когда этот вопрос стал публично обсуждаться, выяснилось, что на самом деле культурное сообщество не так единодушно было в решении этого вопроса. И другое движение, не менее мощное было за то, чтобы оставить Гоголя скульптора Андреева там, где он сейчас нашел свое место. Очень много нужно рассматривать факторов, в том числе и фактор изменившейся жизни. Насколько эта архитектура уже соответствует памятнику, насколько в памяти людей уже исказили эту память, насколько ее разрушили, насколько сформировалось другое, новое, мощное понимание подчас действительности. Это тоже нужно учитывать. Без учета этих факторов решение принимать очень трудно.
         Конечно, мы поддерживаем вашу инициативу, но сейчас на данном этапе надо выстраивать общественное мнение, и двух-трех уважаемых мнений будет не достаточно. Нужно формировать общее мнение, что именно так и должно быть. Это очень важно при решение таких вопросов.
         Алекаев А.Н. Я думаю, что если провести референдум в Санкт-Петербурге, большинство горожан поддержит эту инициативу.
         Ивлиев Г.П. Совершенно верно. В таких формах и надо эти вопросы ставить: публичное обсуждение, дискуссия в печати, проведение собраний граждан, публичное обсуждение деятелями культуры этого вопроса отдельно и основательно. Тогда начинают играть краски вокруг этой темы. И памятник, который хотят восстановить, он как бы очищается от временнóго налета всего и вся. Это очень важно.
         Бондаренко Ю.К. Без сомнения, все эти добрые инициативы, которые сегодня кроме Александра Алекаева выскажут еще и другие, необходимо поддержать. Но давайте обратимся к истории и к необходимости формулирования наших ценностей. Прошло 20 лет как мы живем уже без коммунистической власти, и только буквально на днях, большое спасибо Константину Косачеву за высказанную инициативу, глава одного из комитетов Госдумы предложил России разработать Историческую доктрину. То есть 20 лет надо было ждать, чтобы все возможные лидеры постсоветских держав, от Ющенко, кончая полуграмотным Гимпу, кинули свои кусочки экскрементов в Россию, чтобы дошла такая мысль, что необходимо сказать, что Россия не правопреемник Советского Союза, а правопреемник исключительно по долгам и обязательствам, а не по нравственным и прочим аспектам истории, что мы не несем ответственности за преступления советского режима. Все эти 20 лет топонимика в большинстве своем процентов на 80 оставалась идеологизированной. Будучи таким живым пропагандистским монстром, она работала на определенную политическую силу, пока другая политическая сила, которая сегодня фонд приютила здесь (представителей фонда здесь 15 человек), созрела для того, что как-то эту ситуацию надо поменять. Это свойство сильного, что он может себе позволить такое. Но вправе ли мы рисковать и в дальнейшем? Скоро пройдет уже и 40 лет, отведенных Моисеем для блуждания по пустыне, чтобы не было рабов уже. Поэтому слава богу, что Государственно-патриотический клуб «Единой России» поднял эту тему. Мы со своей стороны поддержим движение «Единой России» за восстановление исторической справедливости. Доколе можно отдавать святые понятия патриотизма всевозможным политическим демагогам, которые являются нашими оппонентами?
         А вот касаясь еще Екатеринбурга в Свердловской области. Понимаете, наличие подобного идеологического винегрета – это дурно влияет не только на подрастающее поколение и на новых людей, которые родились уже в новой России, им уже 20 лет, они вступили в сознательную жизнь, но даже до вполне вменяемых работоспособных сенаторов, таких как господин Россель. Когда мы два года назад приехали на 90-летие царских дней в Екатеринбург, там были представители Церкви, то, встречая нас, без всякой задней мысли, совершенно по-доброму господин Россель сказал: «Рад приветствовать всех гостей Царских дней на святой свердловской земле». (Смех в зале.) Исторические названия настолько естественно входят в нашу жизнь, что сейчас мы находимся на Охотном ряду. Из присутствующих многие скажут, что это был Проспект Маркса. А кто скажет даже из москвичей, по крайней мере, живущих не в центре, как называлась Покровка, Маросейка, Остоженка, Пречистенка? Они настолько естественно вошли в жизнь, и все близлежащие переулки, что как-то странно вспоминать, что они назывались по-другому.
         Поэтому, без сомнения, присутствует страх: а как это будет – Знаменская площадь?
         Мединский В.Р. Не удержусь от комментария. Вчера общался с директором одного крупного риэлтерского агентства, который сказал, что, безусловно, квартиры на Метростроевской шли бы значительно дешевле, чем на Остоженке. (Смех в зале.)
         Цыпко А.С. Я постараюсь очень коротко поддержать Григория Петровича как координатора Клуба с его призывом проявлять максимальную осторожность, максимально учитывая психологию ныне живущих россиян. Это чрезвычайно важно. Можно еще привести десятки аргументов научных, идеологических в пользу переименования улиц. В конце концов, это не только проблема культуры, это проблема национального самосознания. Невозможно возродить российское национально самосознание, не возрождая названия имен улиц. Наша антикоммунистическая революция будет бессмысленной, если она не приведет к возрождению русского национального самосознания.
         Я приехал недавно в Новосибирск и сел в метро. Я ужаснулся, какие там станции – Коммунистическая, Марксистская, Ленинская. На протяжении 70 лет воспитывалась культура единообразия, нерасчлененное тупое самосознание. Советские улицы были сами рассчитаны на формирование тупого человека. Мы проигрываем страшно много в международном смысле. Мы якобы совершили антикоммунистическую революцию. Здесь многие люди, и я в том числе, приложили очень много для этой антикоммунистической революции. Но она не доведена до конца. И в самосознании, в оценке исторических деятелей – Ленина, Свердлова, Сталина – у нас формируется марксистская революционная оценка исторических событий. Поймите. Все страны бывшего СССР пошли по антикоммунистической логике, что бы ни говорили, Ющенко прав – голодомор, он смотрит с национальной точки зрения. Конечно, он спекулирует на этом. И только после Ющенко вдруг мы вспомнили, обратите внимание на нашу прессу, что он был у нас в Ростовской области, в Ставрополье и т.д. И так по многим вещам.
Можно десятки аргументов привести, что это нужно делать. Но в чем проблема? Неслучайно комиссия ваша 10 лет не работает. Коренным образом изменилось настроение, самосознание людей нынешних от начала 90-х, от эпохи этой антикоммунистической революции. И надо понимать людей. Людей это не волнует, идет деидеологизация. Волнует проблема социального расслоения, как мы живем, проблема олигархов. И всех уже начинают раздражать эти переименования. И причем не только коммунистически настроенных. Я не буду говорить, сколько много уже возникло этих синдромов, поэтому надо считаться.
         Какой выход? Ирина Яровая прекрасно сформулировала. Если идти с идеей переименования сверху, когда происходит отделение людей от власти, и оно происходит у нас на глазах, ничего не получится. Спасение только в региональном патриотизме. То есть, взывая к чувству, достоинству граждан данного региона, к региональному патриотизму можно в нынешних условиях много добиться. На мой взгляд, с точки зрения тактики это самый умный ход – использовать региональный патриотизм. И здесь вот эту антикоммунистическую революцию можно провести до конца.
         Ивлиев Г.П. Вяткин Дмитрий Федорович, депутат от непереименованного Челябинска.
         Вяткин Д.Ф. Челябинск и не претендует на переименование, потому что это историческое название. Крепость, основанная солдатами и казаками в 1736 году, достославные времена Василия Никитича Татищева, который обустраивал. Собственный герб он нам нарисовал в виде верблюда, что экстримистски политически настроенные граждане обозвали: вот оно, отношение власти к своему народу.
         Если сравнивать европейскую часть России с Уралом, Сибирью, Дальним Востоком, то мы увидим кардинальную разницу, которая влияет на процесс переименования. В чем она заключается? В том, что освоение восточных территорий происходило не века назад, а буквально каких-то сто-двести лет назад. Более того, большие промышленные центры и многие города, в которых сейчас живет большая часть населения Урала, Сибири и Дальнего Востока вообще это продукт индустриализации 30-х годов. И те названия, которые родились в период индустриализации, в период строительства промышленных предприятий и возникновения вокруг этих предприятий крупных городов, в том числе мегаполисов-миллиоников, там нет иных названий, в отличие от Москвы, где центральные улицы города, к которым москвичи вернулись, имели историческое многовековое происхождение. Возврат был органичным, простым, естественным делом. Попробуйте сейчас придумать название (кстати, такие попытки делались) для Проспекта Ленина в городе Челябинске, который сразу был проспектом Ленина. Там была небольшая улочка на этом месте, но сейчас уже никто и не вспомнит, как она называлась. Была определенная дискуссия в 90-е годы: давайте уберем Ленина, давайте переименуем все улицы, у нас есть более экзотические персонажи на Южном Урале, в частности Самуил Моисеевич Цивин, известный экспроприатор, зарубленный дутовскими казачками.
         Вот есть улица, и другого названия не придуматьт, потому что город был построен из небольшого уездного городка в 30-е годы, когда он назывался еще «уральским Чикаго». Других названий просто нет. И это справедливо для очень большой территории нашей страны, которая получила второе рождение именно в советское время. И здесь, занимаясь идеологической борьбой, переименования, которые идут сверху, вы совершенно правы, это идеологическая борьба, очень важно не выплеснуть с водой ребенка. Я, может, скажу вещь, которая у присутствующих может вызвать отторжение или несогласие. Советская идеология – это идеология победителей. И если мы сейчас полностью отвергая прошедшие 70 лет в силу самых различных причин, и у меня у самого есть повод крайне негативно относиться ко всему тому, что происходило в советское время. Но именно при советской власти в 40-е годы все мои родственники оказались на Урале в силу различных обстоятельств, они там встретились, и я там родился, и мои дети там живут. И просто так все это взять и зачеркнуть сейчас уже невозможно. Более того, немножко пообщавшись с нашими европейскими коллегами (я являюсь членом постоянной делегации России в ПАСЕ), все переименования и полное отвергание советского периода истории у наших бывших коллег или соседей по Советскому Союзу связано только с одним. Вернее, то, что поощряется на Западе, это попытки пересмотреть мироустройство, сложившееся после Второй мировой войны. Для нас – после Великой Отечественной войны. Это тоже советское наименование, но для нас сейчас дикость взять и убрать этот термин, он настолько органичен для нас, это часть нашей истории, которую невозможно и нельзя ни забыть, ни зачеркнуть.
То же самое касается целого ряда наименований. Понятно, что если улица Коммунистическая в каком-либо населенном пункте ранее имела наименование, которое помнят хотя бы горожане и хотя бы оно присутствует в учебниках по краеведению, регионоведению, конечно, стоит спросить у жителей: а вы сами-то согласны жить не на Коммунистической улице? И только мнение жителей данного населенного пункта, данной улицы должно иметь определяющее значение. Если эта улица Коммунистическая до ее создания вообще не существовала, искусственно и сверху ломать, мы будем заниматься тем же самым, чем занимались большевики, когда переименовывали все старые названия. Мы уподобимся им же.
         Поэтому очень важно, если мы хотим что-либо где-либо переименовать, дать новое абсолютно название, не возвращаясь даже к старому, если старого нет, то очень важно здесь вести работу с населением, с нашими согражданами, и их мнение должно быть определяющим.
         Цыпко А.С. Надо понимать, что даже в советское время нас в сталинское школе учили понимать различия между крепостным правом России и подвигом русских солдат, допустим, на Шипке во время Крымской войны. В вашем выступлении не этого расчленения. Никто не покушается на творение, достижение, подвиг людей, которые жили в это время, сохраняли страну и практически сделали много для того, чтобы она стала победителем. Но вы никуда не уйдете, если вы хотите быть цивилизованной страной, от нормальной христианской европейской оценки и коммунизма, и большевизма. Мне кажется, вы подменяете проблему. Названия могут, конечно, остаться, если их нет. Но уйти от оценки строя, оценки исторических деятелей – вы не уйдете. Тогда мы остаемся в прошлом. Это очень тонкая вещь. Проблема не состоит только в том, чтобы учитывать мнение людей. Она состоит в том, чтобы власть, в данном случае вы, депутаты, тем более я смотрел, как выступаете вы в ПАСЕ, многие из вас даже не осознают разницу. Я помню, как все страшно возмутились, когда они потребовали Сталина и Гитлера на одну доску как тоталитарных правителей. С политической точки зрения это тоталитарные структуры, вы никуда не уйдете. Русский коммунизм Бердяев сразу поставил рядом с фашизмом еще в 1928 году. А вот подвиг людей, героев, созидателей и т.д., Гагарин – упаси Бог! Это надо в мозгах иметь. Потому что, если у вас нет этого различия, тогда вы не сможете сохранить достоинство страны.
         Вяткин Д.Ф. Говоря о том, что нам надо быть очень осторожными и не следует выплескивать ребенка, я говорил еще и о том, что надо быть очень осторожными в исторических оценках. Дело в том, что, сказав «А», нас заставят сказать «Б». Полностью приравняв коммунистический режим, большевистский режим к преступному режиму, к тоталитарным режимам Европы, таким как Франко, Гитлер, Муссолини, дальше от нас потребуют сказать «Б». Так вот то, что мы получили в результате Великой Отечественной войны, территориальные приобретения и т.д., и т.п. – откажитесь и от этого. Это очень серьезный вопрос, в Европе говорят именно об этом.
         Цыпко А.С. Я читал все заседания ПАСЕ, никто этого не требует.
         Ивлиев Г.П. Это немножко другой аспект. Но очень символично, что дискуссия о переименовании уводит в политические проблемы современности и прошлого. Так, наверное, будет при каждой дискуссии по этим вопросам.
         Мультатули П.В. Честные отцы и господа. Я бы хотел сказать всего несколько моментов по поводу переименований. На мой взгляд, переименование и возвращение улиц, городов – это вопрос не столько культурный, сколько идеологический. А вот мы сегодня совершенно верно говорим о том, что появилась идея создания исторической доктрины России. Это замечательно, но на чем она будет базироваться? Сначала необходимо говорить о новой идеологии государства. А у нас, к сожалению, до сих пор идеология не выработана. А раз не выработана идеология, то поэтому мы и говорим, что люди не понимают, что жить на улице Свердлова или на набережной Свердлова, или на улице Урицкого или набережной Урицкого, это осквернение, ибо нужно хорошо понять, что в советский период вопрос с названиями был вопрос не только культурный, не только идеологический, но вопрос религиозный, поскольку вы же понимаете, что это было создание лжерелигии. И когда было восемь улиц 8-го марта (я утрирую), или десять улиц Ленина в одном городе, то это было не потому, что эти люди были глупы, а поскольку эти люди хотели навязать лжекульт и лжерелигию. Поэтому и мы должны отлично понимать, что не разговорами, не вопросами у жителей, хотят ли они жить на коммунистических улицах или других нужно заниматься, а заниматься тем, что активно восстанавливать в людях память об истинных героях России, о ее многовековой истории. Вы посмотрите, мы интереснейшая страна. Приближается годовщина 1812 года. У нас до сих пор нет ни одного памятника императору Александру Благословенному, кроме Александрийского столба. А между тем этот император, при нем не только изгнали Наполеона, но была освобождена Европа, мы взяли Париж. Ни одного памятника. Почему на Кутузовском проспекте не поставить памятник Александру I? Не надо выделать, если мы не хотим, что это монарху. Он был верховным главнокомандующим.
         Следующий момент. Конечно, подходя к переименованиям или восстановлениям названий нужно прежде всего руководствоваться интересами государства. Поэтому безумием, на мой взгляд, было возвращение Кенигсберга, это было только на руку нашим германским партнерами. Понятно, что на Восточной Пруссии прошли три войны – Семилетняя война, Первая мировая война и Великая Отечественная война. Можно называть города в честь героев, в честь Салтыкова. Там сейчас есть город Черняховск. Конечно, этот аспект трогать не надо. В том числе никто не собирается из здравомыслящих людей покушаться на священную память людей, погибших в годы Великой Отечественной войны. Но мы должны понимать, что если сейчас мы не сможем переломить вот этот постсоветский синдром и не сможем отделаться от именований преступников, которых можно сравнить только с нацистскими преступниками, поскольку я не вижу никакой разницы между Свердловым и Гимлером, то мы проиграем и потеряем будущие поколения, мы потеряем Россию. Об этом идет речь сегодня, о России, а не о партиях.
         Ребенок, которого боятся выплеснуть, при всем уважении, я отнюдь не огульный критик всего, что было при Советском Союзе, было много чего хорошего. Но «ребенок» этот коммунистический, он не наш ребенок. Это тот же ребенок, которого когда-то притащили с Запада. Все революционеры, в честь которых названы улицы, это люди с западными ценностями. Причем лжезападными, потому что это не была христианская западная цивилизация, это была неоцивилизация. И коммунизм нам был внедрен точно так же, как нам потом были попытки внедрения всяких «измов». Поэтому вопрос, который сегодня мы обсуждаем, он архиважен. Это вопрос будущности нашей нации.
         Ивлиев Г.П. Вообще вопрос по Александру I, он очень интересный, но мы же понимаем, почему ему не было памятника. Потому что в нравственном отношении его приход к власти был народом воспринимаем неоднозначно внутри, в глубине. Наверное, его родственниками тоже, раз памятник не поставили. Все мы знаем, насколько это был сложный приход. И последующими благими деяниями не перекрываются эти злодеяния. Поэтому, очевидно, мы можем это использовать и как иллюстрацию того, что даже в таких случаях народное самосознание, национальное самосознание отодвигает таких людей с этой арены, о которой мы с вами говорим.
         Горбаневский М.В. Я сразу хочу оговориться, что представляю здесь научное сообщество. Я не являюсь ни членом партии «Единая Россия», ни вашим избирателем, я имею в виду депутатов, и по каким-то вопросам являюсь оппонентом партии «Единая Россия». Но мое присутствие здесь (я благодарен за приглашение выступить) как раз означает то, что представители научного сообщества, в том числе ученые-топонимисты, готовы сотрудничать с теми конструктивными силами во власти, которые, руководствуясь истинными ценностями и целями, а не возможными предвыборными, как уже начинают оценивать пробуждающийся интерес к восстановлению исторических названий и замене так называемые коммунистических баннеров КПРФ в виде улиц Карла Маркса, Энгельса, Ленина, такая оценка тоже существует. Повторяю, мы готовы поделиться своими наработками. То, чем вы занимаетесь, это не истина в первой инстанции, это не велосипед, который сейчас изобретается. Напомню вам, что существовал советский фонд культуры, который возглавлял великий человек Дмитрий Сергеевич Лихачев. И постольку поскольку я все-таки не люблю то, что называл Александр Николаевич Артемов, один из руководителей активного коммунистического зарубежья, политикой, опрокинутой в географию, а вот я сегодня очень много услышал тезисов, которые я не могу квалифицировать иначе, как политику, опрокинутую в географию. Поэтому я сторонник каких-то конструктивных решений и поиска ответов на вопрос «Что делать?», потому что, что есть, мы с вами все прекрасно знаем. Я вчера только приехал из моего любимого города Старая Русса Новгородской области, которым много занимаюсь, и топонимикой занимаюсь. Мы сейчас заканчиваем переиздание книжки, которая называется «Улицы Старой Руссы: история в названиях». Мы издаем эту книжку не на деньги какой либо партии – левой, правой, передней, задней. Мы издаем на те деньги, которые мы в своей гильдии заработали. Потому что мы считаем важным реальное использование того, что называется «региональный компонент», это термин педагогов, он тоже мне не очень нравится, но в курсе истории России, в краеведении.
         Поэтому мы считаем, что первое. Мой первый комментарий к начавшемуся обмену мнениями, это то, что действительно нам нужно усиливать просветительскую деятельность на всех уровнях. Но это должны быть специализированные телепередачи, радиопередачи, на региональном уровне. Я тут с Александром Сергеевичем, с которым я могу спорить по другим позициям, согласен. Иногда у нас и восстановление православия проходило сверху вниз, а не снизу вверх. Не приходская общинная жизнь возникала. Я это видел на примере Старой Руссы. Между прочим, из 200 названий Старой Руссы только пять названий дошли со времен Октябрьского переворота 17-го года (я его так для себя определяю), и только одно из них восстановлено – Георгиевская улица. Потому что батюшка Агафангел говорил: «Брат Михаил, ну неприлично же мне служить в Храме Святого Георгия на улице Соломона Моисеевича Урицкого». Дело не в том, что он Соломон Моисеевич, а дело в том, что он был одним из соавторов теории Красного террора. И только авторитетом батюшки Агафангела была восстановлена единственная в этом самом русском городе, наверное, даже по названию – Старая Русса, Георгиевская улица.
         Что я могу сказать, исходя из этого опыта и комментируя предыдущих моих коллег, оппонентов, подельников. Вообще все, что происходит, это в новгородском диалекте называется «толковище», такое хорошее слово.
         Первое. Почему я вспомнил о Дмитрии Сергеевиче Лихачеве? Вот эта книжечка, очень скромненькая, гораздо скромнее ваших изданий, она была издана в 1989 году, это материалы второй Всероссийской конференции «Исторические названия – памятники культуры». Я был ученым секретарем оргкомитета конференции. Участников у нас было забронировано 300 мест в гостинице «Москва», представляете, со всех 15 республик. Я напомнил об этой конференции не только потому, что… Ученые создали очень интересные наработки, которые могут быть восприняты сейчас законотворцами. Это очень важно. И в качестве примера могу вам привести следующее. Вот что писал Дмитрий Сергеевич в 89-ом году, это материалы «круглого стола» по итогам конференции. Цитирую Лихачева: «Есть конкретное важное предложение, оно вносится академиком Гамкрелидзе, мною … (Далее перечисляется. – Горбаневский М.В.). Список видов памятников истории и культуры содержится кроме закона также и в Положении об охране и использовании памятников истории и культуры. Такой документ, очень важный и полезный, был принят тогда-то, тогда-то. Там упомянуты памятники архитектуры, произведения искусства, даже кино и фотодокументы. А вот географическим названиям там места пока не нашлось. Поэтому, учитывая научную, историко-культурную, общественную значимость всего комплекса вопросов, связанных с географическими названиями в нашей стране, мы считаем, что одним из первых реальных шагов должно быть следующее: дополнить упомянутый список видов памятников истории и культуры понятием «исторические и географические названия», имена городов, поселков, улиц, площадей и т.д. Тем самым такие топонимы встанут под правовую охрану государства». Знаете, чем дело кончилось? Лихачев был членом парламента тогдашнего. Была законодательная инициатива Комитета по культуре, вашего предшественника. Я был тогда одним из содокладчиков. Нам сказали: нет, не время, не место. Может быть, сейчас наступило время и место вернуться к этой теме о ревизии в хорошем смысле действующего законодательства об охране памятников истории и культуры понятием «историческое географическое название». Это сложный вопрос, очень деликатный. Но наработки здесь есть, и мы были бы готовы поделиться.
         Второй момент. Мне очень нравится то, чем занимается Данила Петров, и прекрасно, что сегодня началось наше сегодняшнее «толковище» с его сообщения. Потому что этот тезис один из тех, которые используются в контраргументах: вы что же, хотите у бабушки изо рта вытянуть кусочек ее пенсии? Вы хотите из госбюджета украсть эти деньги, сумасшедшие миллионы? Когда Дмитрий Сергеевич Лихачев послал ученых на общественные слушания, когда КПРФ клаку нам устроил в первых рядах, в Нижний Новгород, тогдашний Горький, то один из основных аргументов: вы хотите обобрать стариков, вы хотите взять 20 миллионов. Вы знаете, чем закончилось? Когда было восстановлено исторические название, Дмитрий Сергеевич, уже стар был, прибаливал, он сказал: интересно, а деньги можно посчитать? И один из губернаторов тогдашних представил официальную справку, что из госбюджета ушли копейки, и даже стелы при въезде в город и выезде из него были поставлены на деньги предпринимателей. Поэтому я бы очень рекомендовал прислушаться к тому, что говорит Данилов.
         Последнее. Тема, которой вы занимаетесь, называется «Восстановление исторических названий». По крайней мере, так заявлено на обложке. Вы знаете, я бы предпочел, чтобы все-таки все факты, которые здесь воспроизводятся в документах, они бы соответствовали научной действительности. Здесь говорится о том, что в истории с Южным Бутово знаменитая улица Ахмада Кадырова, что оба раза, имеется в виду еще Большая Коммунистическая улица и Солженицына (я до сих пор думаю, что Александр Исаевич перевернулся в гробу, когда Большую Коммунистическую переименовали его именем, читайте роман «В круге первом, где он издевается над мемориальными названиями), произошло по инициативе Президента. Это, мягко говоря, неправда, потому что если вы поднимете Указ Президента Путина от мая 2004 года, там написано: «Рекомендовать правительству Москвы увековечить память Ахмада Кадырова в Москве». А как – не было написано присвоить название улице. Это уже господни Шанцев с господином Лужковым, подняв штаны, бежали за комсомолом, это большевизм, который вот здесь забит, решили назвать улицу. Что было бы лучше сделать элементарно? Нужно было московскому правительству учредить 20 именных стипендий имени Ахмада Кадырова в Российском университете дружбы народов, в коем я являюсь профессором, и тогда мы бы и память человека увековечили, убиенного врагами России, и московское правительство, выполняя Указ Президента, участвовало бы в возрождении национальной интеллигенции в Чеченской Республике, без чего это невозможно.
         И самое последнее. Можно спросить у председательствующего? Скажите, пожалуйста, вот прошло 65-летие Победы. Названия, связанные с Победой – Курган славы и т.д., они же относятся к историческим названиям. У меня большая просьба вашей партии как-то прийти к единому решению. Если вы действительно поддерживаете тему возрождения исторических названий, то вернуться к исправлению того факта вопиющего, что в 2008 году руководителем одного из субъектов Российской Федерации самолично памятник Победы советского народа в Великой Отечественной войне над фашизмом, названный в честь десятилетия (этот проспект был назван в честь десятилетия Победы над фашизмом), был переименован в честь вашего уважаемого политического лидера Владимира Владимировича Путина. И ни ваш Национальный совет, никто не одернул. И Владимир Владимирович очень как-то непонятно ответил: «Плохо слышно было, когда мне звонил господин Кадыров». Это опять-таки политика, опрокинутая в географию. Я считаю, и мы опубликовали такую статью в нашей небольшой газете, которая называется, уж простите, «Преданная Победа». Было бы очень хорошо, чтобы вы послали знак обществу и научному сообществу в виде предложения о восстановлении этого исторического названия. Это был бы реальный знак того, что научное сообщество может с вами сотрудничать, и ваши помыслы чисты и искренни.
         А что касается законодательства, Даниил, мне кажется, что вы немножко ошиблись, когда говорили, что федеральный закон, очень хороший закон, он регламентирует все вопросы. Нет, не все. Мы с вами хорошо знаем, что когда речь заходит о восстановлении названия, об устранении Демобедьяновска (неразборчиво), выговорить его не могу, закон регламентирует присвоение и замену названий объектов федерального значения. Законодательство региональное, я обращаюсь к законодателям, я даже это знаю по Старой Руссе, по многим другим малым городам. В двух третях городов нет ни положений о порядке наименования, но переименование улиц, площадей и проспектов – это все в компетенции, как мы знаем, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований теперь называется. Мы готовы вам помочь, я начал делать такой обзор законодательства регионального, потому что я был одним из авторов этого закона города Москвы о названиях улиц, для Общественной палаты год назад. Но она успешно решает свои какие-то другие интересы. Но мне кажется, что здесь можно было бы сделать модельный закон, потому что там на местах они сами не сделают, помочь им. Мы, ученые, повторяю, если ваши намерения чисты и кристальны, а не только вы эту тему эксплуатируете в связи с будущими выборами, что тоже было бы понятно, мы готовы вам помочь.
         Ивлиев Г.П. Спасибо за предложения. Вы дали даже несколько направлений работы для данного проекта. Конечно, я могу сказать, что наши помыслы всегда связаны с жизнью людей. И когда спрашивают: что делать? Я, например, говорю: давайте выполним решение ХХ съезда КПСС по увековечиванию образа Сталина. Вот я считаю очень высокоморальным решение ХХ съезда КПСС, которое сказало: убрать все. И когда сейчас ведем дискуссию с ветеранами Великой Отечественной войны, я говорю, вы знаете, на съезде 90% было участников войны, и они приняли это решение 50 лет назад. Поэтому по поводу белых перчаток, в которых здесь мы работаем, это вопрос действительно спорный. Но что касается ваших законодательных предложений по модельному закону и по внесению изменений, то давайте мы переведем это в конкретную плоскость и будем считать, что стенограммы вашего выступления нам недостаточно для внесения этого законопроекта, но мы с коллегами посоветовались, и у вас уже есть два субъекта законодательной инициативы, которые не только разделяют вашу позицию, но и могут ей предать некую реальность. Давайте оформлять это все в виде проекта.
         Игумен Филипп Спасибо за эту возможность поделиться своими соображениями в Государственной Думе. Хотелось бы прежде всего призвать нас мыслить по-государственному, не даже в партийных терминах, хотя без этого, наверное, обойтись нельзя, но тем не менее постараться мыслить насчет возвращения названий, насчет обретения Россией нового патриотизма действительно исходя из интересов всего общества. Но как сегодня многие говорили, что настроение в обществе как раз очень различное, и нам нужно проводить свои шаги и осуществлять свою деятельность, щадя чувства людей, более того, как раз предлагая те идеи, которые бы объединяли.
         Политический деятель зрелый и мудрый отличается тем, что он как раз предлагает такие решения, которые могут консолидировать общество, которые могут придать ему силу, а не наоборот его разделить и направить одну часть общества против другой.
         Более того, мы не должны сегодня, спустя несколько десятков лет, вновь разжигать огонь гражданской войны в нашем обществе, пусть даже на уровне словесном. А кто знает, мы не знаем, чем слово наше отзовется и к чему оно может привести, не дай бог к какому-то столкновению уже более серьезному в обществе. И, конечно, мы все здесь понимаем, что речь идет не только о названиях, а речь идет о дальнейшем курсе страны, о ее идеологии, о том, как мы смотрим на прошлое, настоящее, будущее. И те задачи, которые сегодня ставит руководство страны, общество ощущает необходимость модернизации, движение России вперед, безусловно, невозможно, чтобы у людей была сильная мотивация, построенная на богатом историческом опыте, который мы имеем. То прошлое, которое у нас было, как бы мы ни относились к 70 годам советской власти, все равно их не выбросишь, нам все равно нужно строить отношение к ним, отделять зерна от плевел и очень четко и конкретно называть зло злом, добро добром. В этом отношении мне больше импонирует лозунг, идея возвращения того, чего нам не хватает. После 91-го года у нас появилась возможность вернуть в наше национальное сознание тот исторический пласт, тот пласт национального опыта страны и народа, который был на протяжении тысячи лет истории страны. Мне кажется, что если мы возьмем этот 70-летний период советской истории и возьмем тысячелетний период истории России, то мы сами видим их непропорциональность, что, конечно, тысячелетний опыт России перевешивает, а значит он должен присутствовать в нашем национальном сознании, в нашей национальной жизни более весомо, более значимо. И вот мне кажется, что мы здесь могли бы больше сделать, то есть не по тому принципу бороться с какими-то взглядами, а возвращать, максимально привлекать тот опыт, ту национальную историю, о которой люди не знают или которой мы были лишены. В этом отношении прекрасный начался процесс установления праздника 4 ноября – День народного единства, и праздник, который завтра будет праздноваться, посвященный ценностям семьи. Недавно Государственная Дума проголосовала за памятный день – День крещения Руси. Особенно стал праздноваться с этого года праздник святых Кирилла и Мефодия. То есть мне кажется, что возвращение таких праздников, и когда мы делаем акцент именно на этих датах, на этих праздниках, нам позволяет как раз расположить людей и переориентировать их сознание на другие вещи.
         Например, в следующем году будет 150-летие отмены крепостного права в России, важная дата для нашей истории. Говоря о значении этого события, тогда и Святитель Филарет Московский очень большой вклад в это внес, и вообще в национальном сознании это связано с памятью государя-освободителя Александра II, а вот памятника в Кремле Александру II нет. Как его сломали в советское время, так и нет. Когда мы говорим о таких событиях, то люди сами будут понимать и принимать, а где же знаки, где же символы, где же названия того, что для нас ценно. И когда в прошло году была передача «Имя России», победил Александр Невский, люди все осознали, насколько действительно Александр Невский является для нас сильнейшей фигурой в нашем национальном сознании. Так давайте делать следующий шаг, давайте присваивать это имя нашим улицам, площадям. Вот идет сейчас дискуссия о возвращении памятника Дзержинскому на Лубянку, если это разделяет так людей, а фигура Александра Невского объединяет, давайте, например, поставим там памятник Александру Невскому, у нас нет в Москве памятника Александру Невскому.
         Если мы будем таким образом возвращать сначала памятные даты, события, говорить о них, уже шла речь о том, что снимать фильмы документальные, делать передачи, это обсуждать все. Более того, кроме этих одноразовых действий, очень важных, конечно, мне кажется, очень серьезно сегодня стоит вопрос на повестке дня обновления экспозиций региональных краеведческих музеев. Там сейчас останавливается все на советском периоде, ничего другого не отражено. Нет денег, нет возможностей поменять экспозицию. Есть очень много способов, чтобы возвращать в сознание людей память об исторических событиях, а затем уже после этого, когда сознание людей готово и они готовы воспринимать это, возвращать имена и названия. Мне кажется, это самый хороший, самый приемлемый способ сегодня для нашей страны.
         Ивлиев Г.П. Спасибо большое. Очевидно, что для возвращения имен, названий нужны идеи. И краеведческим музеям не хватает идей по восстановлению новых экспозиций. Действительно, экспозиции 60-70-х годов, а на какой идее построить новую экспозицию, подчас не хватает времени.
         Лебедев В.В. Честные отцы, братья и сестры, господа. Так много уже сказано, что хочется просто уже добавить. Мы как-то упускаем, когда говорим о национальном самосознании, такую важную вещь, что речь должна идти не только о переименовании улиц или каких-то географических пунктов, но и вот Отец Филипп уже сказал о новых праздниках, но ведь проглядывают и старые. Я хочу сказать, что весь комплекс нуждается в реставрации. Смотрите, что происходит. Мы сидим в здании Государственной Думы с российским гербом, и он же на штандарте Президента. Мы видим русское знамя трехцветное, но в армии красный стяг. А башни Кремля «украшают» пятиконечные звезды, прямо над иконами. Этот ряд можно продолжить. Это называется, и не мной это словосочетание придумано, социальной шизофренией. Это страшно на самом деле. И вот эта социальная шизофрения не просто терминология, она влияет на наше подрастающее поколение. А поколению этому, живущему уже после конца советской власти, за 30. Это люди, которые занимают ответственные посты в тех или иных областях. Когда мы начинали свое движение «Возвращение», мне радостно, что мы сидим сегодня здесь, то мы думали, что так оно все сразу и покатится как снежный ком. Все радостно будут ратовать за переименование Советской в Покровскую, Площади Ильича в Преображенскую, предположим. Оказалось, что нет. Правильно мы говорили, антикоммунистическая революция не завершилась. Она не завершилась не только формально, а что самое неприятное и даже страшное, но и в умах, и в сознании. Не хотят коммунисты, не хотят даже журналисты с «Эха Москвы», я помню наш там диалог. Нет, говорят, все-таки Площадь Ильича лучше, ну родное, вы знаете. Как только дело доходит до преображенских, рождественских и успенских, то оказывается, что не только коммунисты, но наши либерал-демократы оставляют все-таки Площадь Ильича. Не нужна Рождественская. Наверное, нужны и звезды на башнях Кремля. Сейчас в который раз наше общество, движение наше уже теперь, и фонд даже поднимает вопрос здесь, в стенах Государственной Думы, и в разных местах о переименовании страшненькой станции Войковская. 17 июля приближается, Царский день, День памяти Царя страстотерпца. Воз и ныне там. Никаких экономических затрат для переименования станции метро не нужно совершенно. Ясно, что кто-то упорно сопротивляется этому переименованию. Нет, лучше Войков, чем предложенная нами как-то Петербургская, даже такое нейтральное название.
         Сегодня уже говорили о национальной идеологии. Я бы сказал, что речь идет о национальном идеале, потом определение интересов, потом доктрин. Ни оценки не было дано за 20 лет ни разу на основании общественного согласия тому, что происходило 70 лет. У нас до сих как бы продолжается перестройка, вот в чем дело.
         Что же делать, ставится вопрос. Мне кажется, надо нам всем продолжать наше дело. Как младенца иногда не через слово, а через прикосновение учат чему-то, и мозг развивается. Так вот если наше движение и депутаты «Единой России», государственной партии, ее патриотического крыла, будут продолжать работать по этой простой линии типа этой стези возвращения исторических названий, то, может быть, через эти прикосновения будет меняться сознание той определенной несчастной части народа нашего, о которой сегодня мы говорили.
         Алыбин М.В. Я первый раз на подобном мероприятии, и первый раз в Госдуме, поэтому заранее прошу меня извинить, если я немножко растеряюсь. Готовясь к этому событию, я для себя набросал тезисы, и как показали здесь события, видимо, правильно, потому что очень многое из этого уже прозвучало.
         Во-первых, я полностью согласен, что резко менять плохо.
         Во-вторых, что в прежних названиях присутствовала идеология победителей, и это тоже надо учитывать.
         Начиная с 17-го года много всего было поломано, была поломана не только идеология, ломали церкви, снимались старые памятники, вообще полностью менялась монументальная пропаганда и художественная пропаганда. Начинали писаться новые книги, ставились новые спектакли, снимались новые фильмы,и молодежь начинала все это воспринимать. Вообще свойство человеческой психики таково, что люди хотят кому-то зачастую подражать. Они хотят подражать каким-то кумирам, зачастую вымышленным, которых им подсунули, сказали: подражайте им, они хорошие. И начинают подражать. Ну так люди устроены. Это одно из свойств психики, так же как свойство маятника. То есть сначала придерживались каких-то одних взглядов, потом им сказали, что это плохо, и резко качнулись в другую сторону. Это называют законом качелей.
         Сейчас стоит вопрос о том, что возрождать старые названия. Иногда приходится слышать: а зачем это делать? Здесь это тоже прозвучало. И вот здесь есть путь, который позволил бы возвращение старых названий провести эффективно, во-первых. Во-вторых, возвращение, оно не само по себе возвращение и делается не ради возвращения, а ради идеологии, ради идеологической платформы и идеологического направления вообще в нашем государстве. Потому что борьба за умы людей, особенно за умы молодых и активных людей, это будущее нашего государства. За кем они пойдут, что будет у них в голове, то будет и со страной. Самая эффективная пропаганда, как давно уже было известно, это самая простая, самая понятная, когда опираются на какие-то факты, события, когда человеку говорят понятным ему языком, что хорошо, что плохо, почему это хорошо и почему это плохо. И говорят: делай вот так – будет хорошо. А если говорят: не делай что-то, то объясняют, почему это плохо.
Здесь надо применить примерно такой же пример, качнуть маятник. Не надо сразу брать и все менять. Абсолютно правильно было сказано, что неплохо бы вводить что-то параллельно. Поскольку смена навзаний – это всегда смена одной идеологии, одних кумиров на других, неплохо бы новых кумиров сразу давать, потому что природа пустоты не терпит. Идеологическая пустота в голове значит, что это место будет занято кем-то с чуждой для нас идеологией, и занято порой прочно. Поэтому место это надо сразу занимать. Если какие-то названия где-то меняются, значит меняется сразу идеология, идеологическая направленность. Надо дать что-то новое. Тут тоже уже это звучало. Давайте посмотрим в нашу историю. Тысячелетняя история Руси – это огромный кладезь. Некоторое время назад мне пришлось разговаривать со Святейшим Патриархом, и я ему предложил: давайте немножко заглянем в историю. Александр Невский – это здорово, но почему забыли, что у Александра Невского был ближайший сподвижник, с которым они самым активным образом решали все проблемы, от военных и экономических до политических, это был Митрополит Кирилл Второй. Я понимаю, почему о нем забывали в советское время и тщательно замалчивали, но сейчас-то об этом имеет смысл вспомнить. Святейшему Патриарху это, по-моему, очень понравилось, он несколько раз сказал, что это хорошая идея. И с его подачи сейчас в администрации Ярославской области самым активным образом обсуждается вопрос о том, чтобы в Переславле поставить памятник совместный Александру Невскому и Кириллу Второму. И сейчас идея пошла еще дальше. В том же Переславле предложено рассмотреть вопрос о том, чтобы сделать там не музей Александра Невского, а музей становления российской государственности, где раздел Александра Невского, наверное, был бы одним из разделов.
Вообще в истории Российского Государства всегда во все критические и важные моменты истории духовное руководство объединялось со светским и военным и в самые кратчайшие периоды времени добивались выдающихся результатов. Может быть, имеет смысл рассмотреть в связке этот вопрос с вопросом о переименовании. Потому что если в Переславле встанет памятник Александру Невскому и Кириллу Второму, то почему бы подобным памятником, показывающим общность традиций русской государственности и русского православия, а это православная идеология – это ведь идеология и государственная, и военная, и семейная, и демографическая, на всеобъемлющая, она очень хорошо воспринимается обществом. Вот на этом фоне, я думаю, в связке с переименованиями улиц и переименованиями городов эти два момента друг другу бы могли очень сильно помочь. А бюджетных средств здесь, наверное, никаких не будет надо, или будет надо очень мало, потому что эти идеи в обществе витают. Общество уже устало от безнравственности, многие люди хотят какие-то новые идеалы, и вот эти идеалы в связке с переименованиями, идея единства русского общества, единства православного, военного и светского руководства, и со всеми здоровыми силами общества за всю тысячелетнюю историю Руси, возможно, она была бы очень уместной и эффективной.
В свое время мы поставили памятник Дмитрию Донскому в Коломне. С тех пор очень сильно вырос интерес к историческому прошлому, и в частности к Дмитрию Донскому.
Еще такое предложение. Названия – это всегда география, это земли, это политика. Например, на территории Тьмутараканского княжества когда-то был князь Мстислав Удалой, это сейчас территория Адлера, пограничные с Абхазией зоны. Возможно, имеет смысл предложить назвать адлерский аэропорт именем Мстислава Удалого. Это сразу застолбление российской территории на некоей спорной земле. Сказать, что мы там были первыми, это историческая правда. И подобных случаев довольно много по истории, в книгах господина Мединского подобных историй много, а ведь это наша история, наша идеология. И апеллировать к современной идеологии с учетом исторических фактов было бы здорово, и показывать людям через монументальную пропаганду, через искусство это дело, это тоже было бы здорово. И в этом случае переименование пошло бы за счет инициативы снизу, а не сверху. Так же, как и возвращение к христианским ценностям взамен возникшего вакуума, пошло бы снизу, а не сверху, и это тоже было бы очень эффективно.
Мединский В.Р. Уважаемые коллеги, буквально одной фразой, чтобы не брать чужое время. Нами подготовлено обращение Якунину, президенту РЖД. Он сделал благое дело, что сынициировал возвращение станций Свердловска и Нижнего Новгорода. Но, к сожалению, у нас не доделана инициатива, которая тоже морально поддержана, инициатива возвращения исторического имени Николаевского вокзала. Потому что Ленинградский вокзал – это вокзал, с которого поезд идет в другой город. Это не совсем правильно. Поэтому мы подготовили письмо от имени участников собравшейся сейчас общественности и депутатов с таким вопросом, что мы вас поддерживаем. Скажите, может помочь в чем-то надо, мы поможем. Скажите, что нужно. Пока будут остальные выступать, я просто это письмо пущу по кругу.
Ивлиев Г.П. Кто хотел бы, подпишите, пожалуйста.
А сейчас слово депутату Государственной Думы Маркову Сергею Александровичу.
Марков С.А. Уважаемые коллеги, я думаю, очевидно, что наименование улиц, городов и т.д. несет с собой огромную смысловую нагрузку. Молодое поколение учится по этим названиям, как жить дальше. Да и взрослые люди ориентируют свою жизнь, исходя из того, к кому они имеют отношение. Поэтому правильно, что мы должны заниматься не только выдающимися личностями, но и личностями, которые внесли позитивный вклад. Действительно есть большая серьезная проблема, когда так уж оказалось, что те или иные названия связаны с именами людей, которые обагрили свои руки бесчисленными убийствами, несправедливыми убийствами. Или люди, которые весьма критически, негативно относились к России. Например, известнейший мировой экономист Карл Маркс, гениальный человек, сейчас в связи с кризисом многие к нему возвращаются. Не во всем он был прав, но, без сомнения, гениальный человек. Но к России относился плохо, это видно по его названиям. И с этой точки зрения вполне может быть назван одним из идеологических предтечей русофобии. Может быть, неправильно, что именно в нашей стране, ну, пускай в Германии именем Карла Маркса будет что-нибудь названо. Это первое, что я хочу сказать, что это имеет огромное значение.
Второе. Нужно работать системно, поступательно, никогда все это не уступать, и раз за разом, шаг за шагом все это будет сделано.
Третье, я хотел ваше внимание обратить на документ, подготовленный Национальным институтом развития современной идеологии о возвращении исторических названий. Мне кажется, это прекраснейший документ, который во многом может быть положен в основу очень многих решений, очень хорошо здесь все анализирует и показывает.
Следующий момент. Мы должны максимально делать это демократическим образом, опираясь на существующие правовые процедуры, а также на волеизъявление людей и граждан. Я предложил бы уже переходить к каким-то более практическим действиям, выходить на какие-то конкретные географические названия. Войковская – один из конкретных примеров, который подал бы хороший пример начать организовывать практическую кампанию, хорошенько ее отработать, как это могло бы переименовываться. Тем более, что правильно говорится о том, что переименование в любом случае доставляет некоторые трудности. Это трудности экономического плана, нужно в бюджете найти деньги, нужно откуда-то забрать эти деньги, бытовые трудности. Поэтому, может быть, действительно предложить технологию какого-то времени параллельного бытования различных имен с тем, чтобы постепенно они заменялись. Как это происходит, предположим, при обмене денег, когда государство не сбрасывает это на население неожиданно, а более уважительно происходит, вводятся новые купюры, в течение какого-то времени старые используются, они просто постепенно изымаются из обращения. Может быть, пойти по этому пути. Нам надо уже приступать к более практическим решениям, создавать небольшие штабы по решению более конкретных примеров. И подать пример стране тем, что созданная инициативная группа добилась переименования по такой-то технологии, и мы предлагаем людям в других городах воспользоваться этим позитивным опытом и минимизировать при этом затраты времени и денег, которые возможны у рядовых граждан.
Поддержка переименований, я думаю, все-таки есть у большинства людей. Когда мы говорим о переименованиях, я прежде всего имел бы в виду возвращение в той или иной форме исторических названий. Это тоже воспринимается. Может быть, не всех, может быть, не стоит менять улицу Рабочую на какой-нибудь Кривоколенный переулок, который был. Но там, где эти названия носили исторический характер, где они символизировали позитивные ценности для нашего народа, там, конечно, их нужно постепенно спокойно обязательно переименовывать.
Ивлиев Г.П. Исключать из оборота – это хороший подход. Он как раз объединять будет людей, а не разъединять.
Дормидонтов В.С. Господа, я буду предельно краток. Прежде всего меня настораживают эти бесконечные предостережения о том, чтобы не выплеснуть ребенка с водой, что мы торопимся. За 20 лет – одно название. Это мы очень торопимся? Мы вернули только Старообрядческую улицу за 20 лет. А нас пугают, останавливают: ух, ребята, вы что-то темп большой развили, надо бы нам притормозить.
У меня есть конкретное предложение. У нас на носу годовщина гибели царской семьи и императора. Давайте, если мы не можем переименовать топонимические объекты, носящие фамилию Войкова, то хотя бы повесим там доски, пусть картонный, но напишем, кто есть Войков. Люди же не знаю, и поэтому никак не реагируют. Мы же пишем, если у нас улица носит название Героя Советского Союза, мы в начале и в конце улицы доску вешаем, чем этот товарищ отличился во время Великой Отечественной войны. На всех возвращенных 150 названиях тоже в начале, в конце, а на длинных еще и в середине, написано, почему это название возвращено, и все предыдущие названия упомянуты. Давайте мы к 18-му числу сделаем на Войковской, повесим хоть фанерные доски, чтобы люди узнали, что это за паразит и гад такой. С кем мы будем советоваться? Все говорят: давайте посоветуемся. Мне эти разговоры «посоветуемся с народом» уже вот так вот, это если не демагогия, то уж какое-то криводушие в этом я усматриваю. С кем советоваться? В 91-ом году ВЦИОМ проверил, в Москве было 17% коренных москвичей, сейчас не наберется и 7%. С кем вы собираетесь советоваться? Кого вы собираетесь спрашивать? С людьми, которым совершенно начихать, как будет называться эта улица?
У меня пока все.
Марков С.А. Одну короткую фразу по поводу досок. Мне кажется, хорошая вещь. Хотя, я думаю, что со всеми людьми, которые живут на этой улице, надо советоваться, они все имеют право на свое мнение, не меньшее, чем мы.
А насчет досок хорошая идея. Может быть, действительно принять такое решение, что на первом доме номер один каждой улицы обязательно висело объяснение. Это очень правильно в целом.
Горбаневский М.В. Тут нужно одно объяснение по содержанию действующего закона города Москвы. Поскольку я был одним из авторов этого закона, я могу объяснить. Когда речь шла о составлении статьи «Переименования», там была заложена очень жесткая норма, потому что над нами довлел как раз опыт советской эпохи, когда все переименовывалось по звонку из горкома. И там для переименования (статья 12) была заложена такая норма, три позиции. Переименование производится: а) для восстановления исторического названия; б) в целях устранения дублетности; в) и при изменении статуса объекта, когда улица превращается в проспект, предположим. Других законных возможностей нет. Вы передайте, пожалуйста, товарищу Платонову, он же член вашей партии. В этом документе, который нам был роздан, очень грамотно написано, как фракция «Единая Россия» отстаивала ограничения десятилетнего мемориального центра, что 10 с момента… Так почему же с той же горячностью комсомольской Володя Платонов, мой бывший товарищ по Университету дружбы народов, утерявшему, кстати, почему-то гордое имя Патриса Лумумбы, почему он не мог догадаться как хороший юрист, что нужно эти рамки ограничения раздвинуть, потому что тогда они были написаны, исходя из позиции реалий 97-го года. Поэтому законодательно сейчас пока единоросы в Мосгордуме не изменят это положение, юридически изменить невозможно, в этом закавыка.   
Ивлиев Г.П. Спасибо. Мы постараемся объяснить господину Платонову и господину Лужкову, что отношение и к Войкову, и ко многим другим, и к портретам Сталина, оно должно быть разным. Мы делали заявление от «Единой России» по поводу размещения их портретов. Партия большая. Мы можем сказать, что кто-то придерживается иного мнения, чем присутствующие здесь депутаты от «Единой России». И рамки Клуба у нас всегда таковы, что мы хотим, чтобы здесь были не только единоросы, а именно люди, которые являются носителями другого понимания вопросов. Мы готовы со всеми сотрудничать, это наша позиция. И в партии есть разные позиции. По Войкову готовы вас поддерживать. Не знаю, как насчет картонного плаката, а политическое заявление, если оно необходимо, мы готовы его сделать.
Дормидонтов В.С. Важно жителям этих мест рассказать. Они не читают этих заявлений.
Ивлиев Г.П. Да, надо рассказать, кто был комиссаром юстиции, кто был комиссаром безопасности в свердловском правительстве. Коллег из Свердловска попросим нас поддержать в таких начинаниях.
Вадим Сергеевич, давайте мы попробуем с вами это сформулировать, чтобы не просто плакатик, а на другом уровне об этом сказать. У нас есть для этого все возможности, важно, чтобы акценты были расставлены правильно.
Дормидонтов В.С. Как раз на другом уровне не надо. Сколько было статей, выступлений по радио, по телевидению толковали – почти ноль результатов. Надо вывесить элементарный транспарантик…
Ивлиев Г.П. У нас хорошее издание есть, можно не картонке все сделать, можно сделать по-другому.
Ефимов О.В. Всемирный Русский Народный Собор всегда придерживался своего такого жизненного кредо. Сегодня прозвучало, что мы сотрудничаем со всеми. Собор всегда сотрудничал со всеми политическими партиями, объединениями, пережил разные режимы за 17 лет, старейшая организация. И когда мы поддержали движение «Возвращение», это уже несколько лет назад было, многие присутствующие здесь были и тогда подписантами этих документов. Отрадно, что сегодня мы находимся в стенах Государственной Думы. Мы говорили о том, что это для нас вопрос сугубо личный и семейный, и никакой не партийный, потому что мы говорили о том, что невозможно разделить мне в частности мою семью, один мой прадед был коммунистом, а другой прадед был расстрелянным русским дворянином и офицером. И притом и тот, и другой прадеды с точки зрения нравственности были достойные люди, и я не собираюсь вычеркивать ни одного, ни второго из своей биографии. Я думаю, точно так же, как многие из присутствующих не собираются это делать по отношению к своим родным и близким. А вот дать нравственную оценку деятельности того или другого исторического деятеля, и объединить людей вокруг этого, и сказать, вне зависимости от партийной окраски, Войков был коммунистом или белым, нам неважно, кем он был. Нам важно, что он был убийцей и человеком глубоко безнравственным. И те поступки, которые он делал, сегодня таких людей называют «потрошители», маньяки и т.д. И вот именно с этих позиций подходить к тем или иным историческим деятелям и конкретно переименованиям улиц. Для нас, конечно, прежде всего важна была нравственная оценка того или иного события или того или иного человека. И на этом всем мы все объединяемся и сходимся, вне зависимости от нашей партийной принадлежности. Я думаю, что это нас всех объединяет. И спасибо большое правящей сегодня партии, что она взялась за это. Это внушает нам всем оптимизм и веру, что что-то подвинется в нашем государстве.
Ивлиев Г.П. Спасибо, Олег Владимирович. Конечно, у нас у всех за этим еще есть и личные мотивы, я думаю, многие могли бы здесь рассказать и о личных мотивах, но главный общественный интерес и общественная цель, которую мы хотим достигнуть, независимо от того, партийными методами или общественными.
Аристархов В.В. Уважаемые господа, у меня два конкретных предложения по работе нашего фонда.
Первое. Когда общаешься с людьми по поводу переименования, по нашей тематике, масса вопросов: А на основании чего? А это как? А в каком порядке? А почем это? Есть предложение просить Юрия Константиновича Бондаренко сделать что-то вроде памятки, где можно было бы сделать алгоритм, который людям показали бы, с законами, как это делается конкретно. Даже не бумажный, а чтобы можно было скачивать с сайта. И чтобы были не только тексты законов, но чтобы было и то, о чем говорил Даниил Петров в самом начале, именно ответы на наиболее частые вопросы. Это очень помогло бы нашей реальной работе по переименованию.
И второе, это будет просьба к вам, Григорий Петрович. Суть дела в следующем. Та работа, которую фонд наш ведет, это не только дело светлое и благородное само по себе, это еще мощный рычаг борьбы с коммунистами политический сегодня. В этой связи весной был разговор о подписании соглашения о сотрудничестве между фондом и партией «Единая Россия». Идею поддержал Исаев Андрей Константинович. И на сегодняшний день документ, проект соглашения ушел к юристам на Банный переулок. Это было в мае, с тех пор ни ответа, ни привета. Григорий Петрович, можно ли помочь найти эти документы в плане ускорения процесса? Это было бы очень большой помощью, такое соглашение, для реализации всего того, о чем сегодня говорилось.
Горбаневский М.В. А вопрос господину Аристархову можно? Вы готовы выступить за восстановление исторического названия Богородское вместо богомерзкого названия Ногинск? По-моему, пора уже давно. Сколько можно? Московская область – лицо России.
Аристархов В.В. По моей инициативе Андрей Константинович Исаев написал уже письмо на имя нашего губернатора Громова именно по этому вопросу. Мы работаем над этим и процесс идет.
Ивлиев Г.П. Спасибо за конкретные предложения, я думаю, мы обсудим сейчас ваши предложения при подведении итогов. Но само заседание нашего Клуба – это как раз обращение вот к этой теме сотрудничества, в том числе и с вашей организацией.
Лавров В.М. Я хочу коснуться так называемого важнейшего вопроса – вопроса власти. Давайте представим, что Святой Великий Князь Владимир провел бы референдум о том, проводить крещение Руси или не проводить. А? Какой был бы результат? (Оживление в зале, смех.)
С мест: Отрицательный.
Лавров В.М. До сих пор жили бы с идолами Перуна, до сих пор было бы многоженство, все бы обсуждали. Понимаете, есть вещи, которые нужно сделать. Нужно проявить духовно-нравственную волю, политическую волю. Владимир проявил ее, и так бывало в нашей истории многократно. Демократия работает тогда, когда работает духовно-нравственный стержень, когда есть образованное общество, когда есть гражданское общество. Причем Россия – это такая страна, в которой всегда огромную роль играла власть, всегда огромную роль играл глава государства, как бы он ни назывался – великим Князем, царем, генеральным секретарем или президентом. Это было, есть и на все обозримое будущее это сохранится.
Хочу еще вот о чем сказать. Вот говорилось об антикоммунистической революции. Я бы, скорее, употребил термин «буржуазно-демократическая революция 91-93-го годов». Мы имеем исторический опыт, подобные революции были во многих странах. Но были целые серии революций, потому что первая попытка бывала не законченной, иной раз и вторая не законченная. То, что у нас не законченная, ничего здесь удивительного нет, это бывало. Более того, бывали и откаты, и у нас по ряду позиций это можно наблюдать. Опять же ничего особенного не происходит. Но нет у нас возможности вновь устраивать какую-то очередной революционный катаклизм, нет у нас этого запаса времени, страна этого не выдержит. Поэтому огромная роль у власти и у правящей партии. Она должна справиться. Если она не справится, если опять будут какие-то обсуждения, обсуждения, обсуждения, все равно возвратятся исторические названия. Потому что не может быть демократической, буржуазной, правовой России с Лениным, Сталиным, Войковым. Все равно это уйдет в прошлое. Но чем дольше это будет уходить в прошлое, тем с большими духовно-нравственными потерями это произойдет. Поэтому желательно, как говорил Столыпин, поспешать на легком тормозе, чтобы и дело сделать, и как корабль не перевернуть. Такой ритм нужно выбрать. И здесь хочется пожелать успеха «Единой России», больше справиться с этим некому. Мы можем в чем-то критиковать эту партию, но с ней надежда. Если она не справится, будет катаклизм. Кто-то попытается как-то иначе решить эту проблему. Это, кстати, и Медведев прекрасно понимает, когда сказал, что если не справитесь вы, то кто-то это все равно сделает.
И, думаю, то, о чем мы сегодня говорим, о возвращении исторических названий, это одна из составляющих духовно-нравственного возрождения России. И здесь, думаю, было бы очень важным специально поставить вопрос о том, что Россия – это все-таки правопреемник не только Советского Союза коммунистического, но и Российской Демократической Федеративной Республики, провозглашенной Учредительным собранием, и Российской Империи, и Московского Царства, и Древней Руси. За нами не 70 советских лет, за нами тысячелетняя великая и трагическая история. Вот это нужно закрепить, в том числе в Конституции, и тогда многое встанет на свои места. Мы тогда увидим, сколько нам лет, кто мы такие, какая у нас на самом деле должна быть идеология или мировоззрение. Вот это тогда все будет выстраиваться. И, может быть, нам вот как мы сейчас обсуждаем вопрос о возвращении исторических названий, обсудить и вопрос о том, что Российская Федерация – это правопреемник всей более чем тысячелетней России. Может быть, это обсудить? И, кстати, Институт Российской Истории вносил в Государственную Думу предложение о том, чтобы именно вот такое изменение в современную Конституцию внести.
Хочу также сказать, что в Институте Российской Истории РАН готовились экспертизы и по шести железнодорожным станциям, и по возвращению исторического названия городу Киров, и по празднованию 4 ноября, а не 7-го, и по празднованию Крещения. Все это делаем, делаем квалифицированно, и, кстати, бесплатно. И будем делать ради блага страны.
Мединский В.Р. Наша дискуссия показала практически единообразие мнений с небольшими нюансами. Большое спасибо всем, кто принял участие, мы постараемся выйти на какие-то практические шаги, во-первых, в части законопроектов, предложенных. Во-вторых, мы подготовили обращение соответствующее на имя президента РЖД, его сейчас подписывали, на имя председателя Государственной Думы. И очень просил бы я, Владимир Михайлович, в рамках тех экспертиз, которые вы делаете, если у вас есть короткая информация о личности господина Войкова, то у нас 16 июля последнее заседание Государственной Думы в эту сессию, и такое удивительное совпадение. Может быть, мы постараемся этой информации придать максимальное общественное звучание на этом заседании, настолько, насколько это возможно, и выйти, наконец, на практическое решение этой безнравственной ситуации, которая у нас есть в Москве сейчас. Ну мы были с вами в Мэрии Москвы года три назад, и чего мы только не услышали из уст московских чиновников: не трогайте руками Войкова, это святое! Если у нас подобного рода официальное заключение будет, то уже другое дело.
Спасибо.
Ивлиев Г.П. Поступило много конкретных предложений по сотрудничеству с фондом. Конечно, мы найдем эти документы. Но мы будем искать более расширенные варианты партийной работы по этой теме и над этими проектами.
Подводя итоги, хочу сказать, что мы будем ждать еще заявления от свердловского регионального отделения в оценке как раз этого события, особенно по Войкову. А по законопроектам, мы готовы их подготовить к внесению, но в целом мы вас благодарим за то, что вы к нам пришли, и что вот это настроение на последовательную и достаточно длительную работу, как бы нам ни хотелось ее завершить, проводить надо. Причем работу все-таки партия будет проводить с теми гражданами, которые у нас есть, как бы они понимали или не понимали эти проблемы, но обращаться мы будем все-таки к ним.
Не хочу скрывать и каких-то избирательных целей. Но, поверьте, иногда меньше получаешь голосов, когда на какой-либо встрече с избирателями эти вещи говоришь прямо и откровенно. Избиратели у нас разные, мы это все видели. Во всяком случае я хотел бы вам всем пожелать успехов в той трудной работе, которую вы все проводите по конкретным проблемам. Здесь много поставили их. И могу заверить присутствующих, что мы свою помощь возможную готовы оказывать и по памятникам, и по конкретным именам, и по возвращению наименований.
Особая благодарность святым отцам за участие и деятелям культуры. Александр Иулианович Рукавишников ушел, но передайте ему, что мы понимаем его вклад в возвращение имен, и памятник Рахманинову в Новгороде научил меня слушать Рахманинова, и наверняка еще многих и многих научит чему-то хорошему. Спасибо, что здесь с нами большие ученые, большие политики. В стенограмме мы оставим следы вашего пребывания, но в нашей памяти тоже все останется. И для нас нет плагиата, поэтому все, что вы сказали, мы будем использовать в своей работе и в своих высказываниях в дальнейшем.
Отдельно приглашаю в Комитет по культуре по вопросам развития каких-то культурных процессов, для нас это тоже очень важно. С некоторыми из присутствующих мы работаем постоянно. И самое главное, что возвращение имен – дело благое, и оно нас объединяет.
Спасибо!
Список комментариев:


  Нет записей. 
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.


Новости

АНОНС ПУБЛИЧНОЙ ЛЕКЦИИ "РОДОСЛОВНЫЕ ДЕТЕКТИВЫ" (06.11.2017)
Источник:
Просмотров: 352
К 100-ЛЕТИЮ ОКТЯБРЬСКОГО ПЕРЕВОРОТА.
12 ноября 2017 года в 12 часов в Казанском соборе на Невском проспекте (Санкт-Петербург) состоится открытая лекция члена Общественного совета при Архивном комите..
НАЧИНАЕТСЯ ПУБЛИКАЦИЯ СТАТЕЙ И ИНТЕРВЬЮ ЭКСПЕРТОВ ПО ДЕЛУ ОБ УБИЙСТВЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ (04.07.2017)
Источник:
Просмотров: 3050


Как уже сообщалось, по благословению Святейшего Патриарха Кирилла в Следственный комитет Российской Федерацией был направлен запрос с просьбой в порядке исключения разрешить публикацию результатов..
Истерия вокруг передачи Исаакиевского собора раздувается искусственно (01.02.2017)
Источник: Русская линия
Просмотров: 4998
В Санкт-Петербургской епархии заявили, что не собираются ссориться с музейным сообществом и намерены вести предметный разговор по поводу условий передачи собора…
В двух российских городах предложили вернуть исторические названия местным улицам (30.01.2017)
Источник: Белая Россия
Просмотров: 5255
"Антисоветский шабаш" в Сибири и на Кавказе.
РПЦ считает Красную площадь не местом для большевистского кладбища (23.01.2017)
Источник: Белая Россия
Просмотров: 5120


Глава Патриаршего совета по культуре, наместник Сретенского монастыря Москвы епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) считает, что тело Ленина надо придать земле. «Красная площадь — это не..
Казаки и все православные Дона помнят и чтят генерала Маркова (13.12.2016)
Источник: Руская линия
Просмотров: 5628
В очередную годовщину установки первого в России памятника белому генералу Сергею Маркову, в Сальске была совершена панихида.
В Ялте построят храм Вознесения к 100-летию расстрела царской семьи (08.12.2016)
Источник: http://www.pravmir.ru/
Просмотров: 6381
В Ялте к 100-летию расстрела царской семьи построят Храм Вознесения Господня.
Голосуем! Тутаев хотят переименовать в Романов-Борисоглебск (11.11.2016)
Источник:
Просмотров: 6805
Болезненный процесс. Тутаев хотят переименовать в Романов-Борисоглебск. На прошлой неделе комитет Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока рекомендовал принять в первом ч..
РОМАНОВ-БОРИСОГЛЕБСК (11.11.2016)
Источник: Интерфакс
Просмотров: 6126
Городу Тутаеву вернут историческое название Романов-Борисоглебск
Панихида по «всем умученным и убиенным в годы безбожного лихолетья» совершена 7 ноября в Москве (08.11.2016)
Источник: Благовест-инфо
Просмотров: 6208
Москва, 7 ноября, Благовест-инфо. Панихиду по «всем умученным и убиенным, от безбожников в годину нестроений пострадавших» отслужили 7 ноября в Москве, в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом ..